метаморфозы
прямо по Кафке
Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

метаморфозы > Записи друзей > Записи пользователей


Записи все / пользователей / сообществ
кратко / подробно
Позавчера — воскресенье, 17 июня 2018 г.
Администратор 13:55:56
Запись только для меня.
четверг, 14 июня 2018 г.
Алкоголик Альба 16:27:12
Запись только для зарегистрированных пользователей.
воскресенье, 6 мая 2018 г.
Мишка Странник эпох 20:22:04
­­


Значит иду из библиотеки домой. И тут на встречу идет чувак в черной толстовке с надписью "Мишка". Кириллиций! При этом там какой-то глаз был изображен не в тему. И почему-то я решила, что он тогда стопудов русский, и думала спрошу где взял толстовку. Подхожу и говорю что-то проде "это типо глазастый мишка?". Чувак замедлил шаг, посмотрел на меня, потом оглянулся, снова посмотрел на меня и такой "You talking to me? " Пауза. Я - "Yeah, cool hoodie. I though you were russian because of the writing on it."

Оказвается это такой-то дорогой бренд в США твою на лево. Мишка, блин.
20:29:51 lanayа
Аххахахахахахахах Да, русские надписи очень популярны за рубежом
20:30:44 lanayа
У маминой коллеги дочь во Франции учится. Мама приезжала к ней на каникулы. В качестве презента попросила привести рубашку от Гоши рубчинского, это там просто главный тренд
16:48:22 Corn.
В капоп многие этот бренд носят (я Катя, и да, это еще один мой акк)
13:02:43 Странник эпох
Я как-то в первые вижу человека с майкой такой так мне не привычно
четверг, 3 мая 2018 г.
НЯМ-НЯМ
Играй прямо в браузере!
tolxy.com
`97 | У меча предназначения два острия, одно из них ты, другое смерть. | Амели Мур. 10:13:34
Я не знаю, когда всё стало именно таким.

Не знаю, была ли я, когда-нибудь, действительно той, настоящей женщиной или же в итоге её во мне не было совсем. Моя грубость, чёрствость, угрюмое молчание и способность в любой понятной и не понятной ситуации, уверенно держать лицо, заменили во мне всю хрупкость и слабость, всю женственность, без которой прекрасной половине планеты, кажется, совсем не прожить. Все эти дни после Бельтайна я отчаянно пытаюсь найти, хотя бы малую крупицу себя в себе. Понять, почему все так отчаянно хотят видеть или просто видят во мне мужчину, того стремительного, волевого, хотя физиологически я самая простая женщина. Самая обыкновенная, никакая не другая.
Я, кажется, попала в эти опасные приграничные земли, так называемой френдзоны.
Ха, какая ирония. Я никогда почему-то не думала, что это может случится именно со мной. Со мной и тем более с тем человеком, с которым ты была в отношениях целых три с половиной года.

"Если бы ты была мужчиной, то ты определённо была бы моим самым лучшим другом. Да ты и так лучше абсолютно всех, кто дружил со мной ранее. Ты никогда ничего от меня не требовала, не предавала, не была из-за корысти, никогда не завидовала и всегда поддерживала. Ты самый охрененный друг, которого я, когда-либо встречал."

Это называется любить, если ты не в курсе.
Это называется отдавать всё, до последней капли, чтобы облегчить жизнь человеку, в котором видишь весь смысл. Это называется уважать его чувства, считаться с его мнением и быть ему поддержкой и опорой, потому что любая боль, которая приносится ему, с такой же силой, даже больше, выстреливает и в тебя.

"Может тебе это навязали? Общество? Книги? Фильмы?"

Как это вообще можно, хоть кем-то навязать? Любить кого-то... Это, ведь... Это, ведь получается совершенно непроизвольно. Любовь просто есть. Она ломает все минусы, превращая их плюсы. Любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине; все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит.
Любовь никогда не перестает, хотя и пророчества прекратятся, и языки умолкнут, и знание упразднится. Любовь это единственное, что имеет смысл. Почему никто этого не понимает? И почему, когда поступаешь именно так, как чувствуешь и хочешь, то люди в ужасе отрекаются от тебя, будто бы на подсознательном уровне сторонясь света, будучи с головы до пят черны.
В любви и заключается моя особая слабость. Моя хрупкость и моя истинная женственность. Но, в любви также присутствует и моя сила, которую практически не возможно сломать. Именно из-за любви, я так отчаянно принимаю абсолютно всех людей. Так отчаянно стараюсь не быть обузой, не заставлять и бережно относится к выбору каждого, к его внутреннему балансу и спокойствию. Именно ради любви я могу пожертвовать очень многим. Практически, даже собой.
Но этого никто не может понять. Чаще всего, люди почему-то видят обратную сторону медали, приумножая её в десять тысяч раз. Иногда я бываю до черноты печальна, болезненна и грустна. Иногда я путаюсь в себе настолько сильно, что мне становится страшно и одиноко и единственное, чего я так отчаянно хочу в ответ, чтобы меня просто обняли. Меня никто и никогда по-настоящему не обнимал. Я всегда слышала только вот это: "Давай сама".

"Вот знаешь, я на неё вчера смотрел и, кажется, я её уже пять лет знаю, а её всё ещё хочется носить на руках, от неё самкой несёт за версту. Хочется прямо забрать, защитить, не отдавать никому и писать стихи."

Меня защитить не хочется. Я знаю. Знаю, потому что меня никто и никогда не защищал. Жестокая жизнь заставила меня бороться в одиночку. Грубеть, надевать на себя пуленепробиваемые, стальные доспехи силы, чтобы выжить самой и не дать погибнуть своей семье. Папа бил меня. Всегда. Он меня ненавидел. И когда я выползала из комнаты, едва ли не выплёвывая с кровью, поломанные рёбра, я не могла более оставаться женщиной. Ибо, если бы я ею осталась, я бы просто умерла. Он бы убил меня, потом и мою мать, а затем и моих двух, сестёр.
И ни разу после того, как он ударил меня впервые, никто не вступился за нас. Ни от кого не было помощи. В то время, как в других семьях, стеной для девочек становились их отцы и братья, я стала стеной в своей. Я стала мужчиной и только тогда сумела отвоевать себя и право на спокойное существование.
Отвоевать право на жизнь.

Как я могу быть хрупкой? Как я могу быть женщиной, которая умеет о себе заботиться более мягкими методами? Как я могу быть женщиной, слабой, простой и обычной, когда меня никто и никогда этому совершенно не учил? Жизнь учила меня, как быть сильной. И эта закалённая сталь... Она всегда была во мне, с кем бы я не общалась, кого бы к себе не притягивала. Она скрывалась за маской милой невинности, но при любой тяжёлой ситуации, вскрывалась вновь.
Я всегда всё решаю сама.
Сама покупаю себе цветы, когда душа требует эстетики, потому что выпрашивать их у кого-либо для меня унизительно.
Сама плачу за себя в кафе, потому что, чаще всего те, с кем я встречаюсь, много и тяжело работают, а я знаю, каким трудом достаётся достаток и поэтому оплатой напополам показываю своё уважение и искреннее восхищение.
Мне никогда не нужно было никаких подарков, ни шуб, ни айфонов, ни прочих побрякушек, которые так любят женщины выбивать из своих мужчин. Не нужно, потому что всё это я могу позволить себе сама. И когда меня спрашивают невинные головы, с огромным изумлением в глазах, выслушав все мои слова: зачем же тогда мужчины?
Я отвечаю просто и коротко: Для того, чтобы любить и быть любимыми. Для того, чтобы слышать друг друга и понимать. Для того, чтобы быть родными.
Ведь, в нашем мире так мало тех, кто бы тебя понял. Так отчаянно мало тех, кто бы тебя принял... А разве любовь не долготерпит и не принимает? Разве любовь завидует, любовь превозносится, гордится, бесчинствует, ищет и отбирает всё, раздражается, помышляет о зле, радуется неправде? Разве она не покрывает всего, разве всему не верит, всего не надеется, всего не переносит?
Переносит.
Любовь переносит всё.
Значит, перенесу и я.
Перенесу всю ту боль и всю ту горечь, которые мне постоянно и так отчаянно пытаются доставить мужчины.

Амели.

­­


Категории: |Для друга., |Магдалена, |Меняй и меняйся., |Ведьма., |Путь маленькой женщины., |Я люблю тебя., |Я.
понедельник, 30 апреля 2018 г.
`96 | Beltaine...| Амели Мур. 13:01:03
Рыдать.

Хочется рыдать,смотря на потёртые листья календаря.

Осознание того, что город совсем заковал меня в свои каменные джунгли, пришло вместе с праздником начала лета. Вместе с Бельтайном. Казалось бы, ничего особенного сегодня не должно было произойти. Обычный рабочий день, обычное полнолуние, обычная жизнь. Но таким это кажется простым, совершенно не знающим о наших, ведовских праздниках, людям. По статистике всех лунных календарей, я успела вычислить, что сегодняшнее полнолуние, бывает раз в 19 лет. Следующее в Вальпургиеву ночь придётся, когда мне будет сорок три года. Сорок три... И от этого невыносимо щемит в груди. Щемит сильнее, чем когда-либо. Я упускаю эту волшебную ночь, оставаясь закованная в цепи этих холодных, каменных джунглей. Я должна быть в полях, в лесах, у праздничных костров. Должна плясать с венками, в льняной рубашке на голое тело и совершенно не беспокоиться ни о чём. Я должна смеяться, литрами пить вино из одуванчиков и прыгать через танцующий, вздымающийся практически к самым небесам, огонь. Но вместо этого, мне приходится отчаянно брать себя в руки,забывать про то, кто я есть и угрюмо брести на работу, потому что дела сами собой не решаться и потому что ещё столько всего предстоит исправить. Предназначение ехидным гулом смеётся за моей спиной, нашёптывая мне гнусавым, старушечьим голосом, что я поступаю правильно. Что такова моя судьба.
Ведь, если не ты, то кто, Марья? Ведь, если не ты, то кто.
Сегодня вечером ты обязательно будешь сидеть у раскрытого окна и наблюдать за полной, восходящей луной. Сегодня вечером, ты обязательно будешь слышать всем своим нутром, всем своим природным, интуитивным существом, как где-то на окраинах полей, с гулом танцуют ведьмы, неистово хохоча и проливая, на едва ли взошедшие побеги зелёной осоки, тонны багряного вина. И ветер будет успокаивать тебя и лечить. Лечить и уносить всё то, что ты называешь мраком и от чего тебе так больно, так паршиво.

Розовая луна в знаке Скорпиона.

Сколько ты ещё будешь жить, уступая свои бесценные годы кому-то другому? Сколько ты ещё будешь вот так уговаривать себя, что ещё полно времени и всё, когда-нибудь будет? Сколько ты ещё будешь ждать? Ведь время, это песочное, ускользающее сквозь пальцы время человеческой жизни, настолько мимолётно, настолько коротко и настолько необратимо, что кажется, если не прожить жизнь сейчас, то второго шанса тебе уже никогда не будет дано. И как бы ты не верила в силу перерождения, как бы не надеялась, после смерти вновь родиться кем-то другим, в итоге где-то на задворках сознания, ты отчаянно понимаешь, что живёшь всего лишь один раз.
Один.
Единственный.
Непоколебимый.

Поэтому, бросай всё на сегодня, Марья. И иди отмечать Бельтайн.
Иди, дитя моё. Иди и отметь его.
Хотя бы в своей душе.

Амели.

­­


Категории: |Memories, |Меняй и меняйся., |Магдалена, |Путь маленькой женщины., |Я., |Ведьма., |Чертовщина.
суббота, 28 апреля 2018 г.
Дэдлайны Странник эпох 18:33:53
Ну почему вы все в двух неделях уместились то. КОГДА МНЕ ПАСТЬ ВООБЩЕ, А. еще и две работы
После 10-ого марта уйду в летнюю спячку.
Две недели ада.
Вообще я могла бы и на каникулах ими занятся, но я же не люблю писать ессе ибо мне это никак работу найти не поможет.
Может в следующем году... хотя кого я обманываю. Мне же просто не интересно.
Эхма.
10:15:58 Q.Tallium
даа, гребанные дедлайны
среда, 25 апреля 2018 г.
`95 | The pain is here...| Амели Мур. 17:09:52
Когда я шла по лесной, всей проросшей корнями, песчаной дороге от Швейцар (так называется та небольшая деревушка, до которой ходит один единственный автобус), иногда мне казалось, что деревья перешёптывались за моею спиной.
"Смотри, это та девушка, которая приезжала сюда, когда была ещё совсем маленькой."
"Смотри, теперь она уже минула тот волшебный возраст и совершенно не может слышать нас"
"Смотри, она так поменялась... Стала какой-то другой... Совершенно далёкой..."
Да, действительно.
Я уже и сама забыла, когда в последний раз не только приезжала на места своего далёкого детства, но и гуляла по здешним лесам. Всё теперь уже переставало казаться мне таким до боли знакомым, родным и невероятно близким. Может быть, так получилось из-за того, что цивилизация своим огромным масштабом, не прошла мимо и моей захудалой деревеньки, и теперь же тут, как и в основной черте города, изредка возвышались новые, красивые и дорого поблёскивающие на солнце, дома. Литва всегда была слишком маленькой, чтобы, хотя бы попытаться сохранить в ней ту уютную атмосферу наивной, деревенской жизни, от которой до сих пор в моей памяти так пряно пахнет дикими яблоками, еловыми шишками и парным, коровьим молоком. Когда меня оставляли у деда на деревне на целых три месяца, я совершенно никогда не огорчалась. Город не манил меня своими каменными подмостками, романтическими спальными районами и желанием затусить где-то в центре, оставляя после себя неизгладимый, по своему сумасшедший след. Этого итак у меня было предостаточно, хоть и душой я всегда находилась где-то в лесах. Здесь же, вставая ровно в шесть тридцать утра каждый божий день, я начиналась со струи холодной, но такой освежающей воды, невероятно быстро струящейся из садового шланга. Я начиналась с запахами летней, свежескошенной травы, с пением птиц и гулким звоном, раскачивающихся стальных ворот, на котором к тому времени, уже частенько висела деревенская ребятня, которая звала меня гулять с собой. В леса. В поля. Туда, где нас никто не ограничивал в свободе. Мы строили штабики на ветвистых, мохнатых елях и соснах, а внизу, заботились о кострах, которые постоянно находились под нашим пристальным детским присмотром. Даже тогда, в таком малолетнем возрасте мы все отчётливо понимали, что надо любить, ценить и уважать в лес. Мы запекали картошку в углях с такой же осторожность, с какой частенько проводят операцию самые лучшие хирурги городов. Теперь же, на тех местах, где раньше величественно возвышались наши самодельные скворечники и удивительные, странные постройки, не осталось даже деревьев. Леса за последние несколько лет, срубались и перепродавались с огромной скоростью и поэтому часть моих родных мест, не только стала тесно застроенной различными домами, но и представлялась абсолютно обедневшей, голой и уже давно не внушающей того былого величия, которое запомнилось мне из детства. Или может быть, я просто выросла и теперь мне более уже не кажется всё это насколько исключительно громоздким, большим и до отчаяния могущественным? Я шла по песчаной дороге, изредка отрываясь от своих дум на мимолётные пения птиц. Да, действительно. Я уже совсем большая. И приезжаю сюда, только лишь потому что у меня здесь остались старики, за которыми нужен тщательный, постоянный и такой терпеливый присмотр. Может быть именно поэтому я совсем разучилась слышать этот лес. Разучилась, ибо каменные джунгли с огромной скоростью замуровывают тебя в вечный круговорот важных дел и постоянной работы. Они не дают тебе спокойно жить и дышать. Не дают расслабиться ни на минуту, чтобы ты ни дай бог не вспомнила о чём-то таком далёком, сладком и совершенно свободном, пахнущим свежескошенной травой и немытыми, дикими яблоками.

- Марья, скажи, что написано на том календаре?
- Ба, "икона". Там написано слово "икона".
- Ах, да... Икона... Я постоянно забываю это слово. Спасибо, что ты неустанно повторяешь его мне.
Я слегка вздрогнула, укутывающаяся покрепче в пёстрый плед и уже сидящая, в утопающей в сумерках, комнате. Бабушка лежала на соседней кровати и как-то отрешённо глядела в пустоту. Я никогда не была чувствительная к религиозной тематике, но почему-то от этих её слов мне захотелось во весь голос, пронзительно зарыдать. За окном отрывисто стучал по шиферной крыше, с четырёх часов заладивший, дождь. Печка, расположенная в паре метров от меня, искристо посверкивала отблесками и лучиками на деревянном полу. Я иногда поднималась, подбрасывала, пахнущие свежей еловой смолой, поленья, а затем возвращалась на свою кровать.
Да, я стала совершенно и окончательно взрослой, мимолётно теряя в бесконечном потоке занятости что-то невообразимо важное, интуитивное и родное. Теряя, как теперь постепенно теряю свою бабушку, которая всегда, даже далеко за свои семьдесят лет, всё ещё умела слышать то, о чём говорили ей лесные деревья.

Амели.

­­


Категории: |Memories, |Магдалена, |Меняй и меняйся., |Ненормальная., |Путь маленькой женщины., |Постепенно., |Я.
понедельник, 23 апреля 2018 г.
Maruo 20:14:21
Запись только для меня.


метаморфозы > Записи друзей > Записи пользователей

читай на форуме:
Кто продает дневники?
Хочешь секса? оо
3
пройди тесты:
Это жизнь....Как жаль,что ты не...
Просто оч простой тест с непростыми...
читай в дневниках:

  Copyright © 2001—2018 BeOn
Авторами текстов, изображений и видео, размещённых на этой странице, являются пользователи сайта.
Задать вопрос.
Написать об ошибке.
Оставить предложения и комментарии.
Помощь в пополнении позитивок.
Сообщить о неприличных изображениях.
Информация для родителей.
Пишите нам на e-mail.
Разместить Рекламу.
If you would like to report an abuse of our service, such as a spam message, please contact us.
Если Вы хотите пожаловаться на содержимое этой страницы, пожалуйста, напишите нам.

↑вверх